В августе 2017 года российский танкер проплыл из Норвегии в Южную Корею по Ледовитому океану, не нуждаясь в помощи ледокола. Этим плаванием открылся прежде недоступный из-за льдов Северный морской путь, что повлечет за собой значительные геополитические последствия, даже более значительные, чем гонка вооружений. Россия взяла в свои руки инициативу на севере.


Для Соединенных Штатов это вызов. Вашингтон никогда не считал арктический север главным стратегическим приоритетом своей политики, так что весь этот регион оказался в зоне российских интересов. Но не Вашингтон представляет главную проблему для Москвы. Дело в том, что в этом регионе заинтересован Китай. В начале февраля Китай впервые обнародовал документ, касающийся его национальной арктической стратегии и предполагающий более тесное сотрудничество с Москвой. Прежде всего, это касается создания арктического судоходного пути, своего рода «полярного шелкового пути», то есть аналога сухопутного проекта «Один пояс, один путь», которым Китай хочет связать себя с Европой через Среднюю Азию. Кремль и Пекин заявляют, что их амбиции носят коммерческий, а не военный характер, и что они в первую очередь заинтересованы в защите уязвимого арктического региона.



Тем не менее Россия наиболее активна в том, что касается военной деятельности в Арктике, чем какое-либо другое государство (это соответствует логике действий РФ), и у некоторых стран это вызывает опасения. Прежде всего, речь идет о Норвегии и Канаде, двух странах, которым на севере принадлежат обширные ненаселенные территории, при этом богатые нефтью, газом и полезными ископаемыми. Поэтому повышенный интерес к Арктике вызывает в Осло и Оттаве беспокойство, в связи с чем обе эти страны увеличили расходы на оборону своих северных пределов, а также вместе развернули лоббистскую деятельность для того, чтобы и Соединенные Штаты последовали их примеру.


Если сравнить, то Москва вложила максимум средств в военную инфраструктуру своего севера за всю историю самостоятельной Российской Федерации. Она возродила шесть военных баз, существовавших еще во времена Советского Союза, а также построила три новых больших атомных ледокола, которые стали частью арктической флотилии из 40 судов. Российский Северный флот базируется в Мурманске, городе, который также получил большую финансовую прибавку. Флот пополнился двумя ледоколами-корветами, специально созданными для последнего поколения противокорабельных ракет. Согласно российским источникам, Северный флот выполнил в 2017 году более 200 ракетных стрельб в ходе 300 учений, и со времен окончания холодной войны это абсолютный рекорд.


Москва считает свои северные морские пространства ключевыми для собственной обороны. Прежде всего, это связано с сохранением и сокрытием ее атомных подводных лодок с баллистическими ракетами, которые могут предотвратить любое нападение на российскую территорию извне. Вместе с тем Соединенные Штаты и НАТО пытаются проникнуть в эти воды незамеченными. Но ни одно надводное судно не сможет войти в российские воды, если в северных морях случится конфликт.


Первый американский ледокол нового поколения не выйдет в арктические воды, по крайней мере, раньше 2023 года, судя по сообщениям американской Береговой охраны. Да и эта дата под вопросом, учитывая потребность в дополнительном финансировании в 2018 году, поступление которого не гарантировано. Единственный эксплуатируемый американский ледокол «Полар стар» уже через пять лет будет непригоден для плаваний. Кроме того, у него другие цели в мире, и плавает он совсем не в американской Арктике, а в Антарктике.



В этот процесс все активнее включается Китай, что придает ситуации динамику. В конце января канадские специалисты были шокированы, увидев, что в китайских документах Северо-Западный проход, суверенная часть канадской территории, квалифицируется как «международный». Канада давно считает этот проход своими территориальными водами, и никто до китайцев этого не оспаривал. Дело тут не только в выборе слов: изменение в управлении этим морским проходом имеет огромное значение для международной торговли. В своих официальных документах китайцы утверждают, что все споры вокруг природных морских проходов нужно решать мирно и переговорами, придерживаясь международного законодательства. Чтобы мирно приблизиться к этому региону, в прошлом году китайский президент Си Циньпин нанес визит в Финляндию, на Аляску и в Исландию. Однако все переговоры не снизили градус напряженности в Канаде, Гренландии и других северных странах, хотя их арктические территории все чаще атакуют орды китайских рабочих, которые ищут места в горнодобывающей и других отраслях, важных для арктического севера.


Возможно, Соединенные Штаты никогда не боролись за Арктику именно потому, что понимают: это может привести к международному конфликту, в котором они не смогут победить. России принадлежит 45% территории за Полярным кругом, и Китай считает российско-китайское сотрудничество важным альтернативным способом выйти на торговых партнеров в Европе. Поэтому Пекину выгоднее вкладывать средства в север, поскольку этот путь лучше, чем его длинный аналог, проходящий через Индийский океан и связанный с опасностями Малаккского пролива и Аденского залива.